Rarog

Кто ответит за ЗАРАЗУ?!

Общественное движение "ПОСЛЕ КОВИДА" имени вирусолога Люка Монтанье лауреата Нобелевской премии по медицине 2008 года, требует от бюджетных профильных структур ответа на следующие вопросы:
1. Новые штаммы заразы распространяются из вражеских лабораторий о которых заявил Патрушев? -
"Патрушев рассказал о возрождении биологического оружия в мире"
2. Почему цепочки заражения не отслеживают (как в Китае) и не вычисляют источники заражения?
3. Куда исчез грипп? Не хватает мощностей заражать двумя инфекциями одновременно?
4. Наша разведка нашла компромат на вражеские лаборатории для организации международного трибунала?
5. Войска биологической защиты способны остановить поступление новых штаммов заразы из этих биологических лабораторий?
6. Почему Роспотребнадзор не проверяет продукты питания и лекарства на наличие заражающих компонентов?
7. СМИ кричат о заразе, а самолёты летают! В разгар заразы в России открыли авиасообщение с более чем двумя десятками стран - своей заразы не хватает и решили привезти самолётами новые штаммы заразы из-за рубежа?
7. Почему силовые структуры не пресекают деятельность махинаторов на фармацевтическом рынке? -
"Как в России работает двойная продажа лекарств и почему с этим ничего нельзя сделать"
8. Почему силовые структуры не преследуют тех, кто в нарушение Конституции РФ и решений Международного трибунала 1946 года в Нюрнберге принуждает людей угрозами отстранения от работы и лишения зарплаты к иньекциям препаратами, не прошедшими окончательные испытания в соответствии с отечественными и международными стандартами и нормами?!
9. Кто ответит за выдачу разрешений на использование медицинских препаратов не прошедших испытания в полном объеме?
10. Почему силовые структуры не привлекают СМИ и пропагандистов инъекций к ответственности за распространение фейков о безопасности инъекций до конца не испытанными препаратами, не подтвержденной (опровергаемой) ведущими мировыми и отечественными профильными независимыми учеными и профильными нобелевскими лауреатами?

Общественное движение "ПОСЛЕ КОВИДА" имени вирусолога Люка Монтанье лауреата Нобелевской премии по медицине 2008 года.
Vladimir Monomah

Кто ответит за ЗАРАЗУ?!

Общественное движение "ПОСЛЕ КОВИДА" имени вирусолога Люка Монтанье лауреата Нобелевской премии по медицине 2008 года, требует от бюджетных профильных структур ответа на следующие вопросы:
1. Новые штаммы заразы распространяются из вражеских лабораторий о которых заявил Патрушев? -
"Патрушев рассказал о возрождении биологического оружия в мире"
2. Почему цепочки заражения не отслеживают (как в Китае) и не вычисляют источники заражения?
3. Куда исчез грипп? Не хватает мощностей заражать двумя инфекциями одновременно?
4. Наша разведка нашла компромат на вражеские лаборатории для организации международного трибунала?
5. Войска биологической защиты способны остановить поступление новых штаммов заразы из этих биологических лабораторий?
6. Почему Роспотребнадзор не проверяет продукты питания и лекарства на наличие заражающих компонентов?
7. СМИ кричат о заразе, а самолёты летают! В разгар заразы в России открыли авиасообщение с более чем двумя десятками стран - своей заразы не хватает и решили привезти самолётами новую заразу из-за рубежа?
7. Почему силовые структуры не пресекают деятельность махинаторов на фармацевтическом рынке? -
"Как в России работает двойная продажа лекарств и почему с этим ничего нельзя сделать"
8. Почему силовые структуры не преследуют тех, кто в нарушение Конституции РФ и решений Международного трибунала 1946 года в Нюрнберге принуждает людей угрозами отстранения от работы и лишения зарплаты к иньекциям препаратами, не прошедшими окончательные испытания в соответствии с отечественными и международными стандартами и нормами?!
9. Кто ответит за выдачу разрешений на использование медицинских препаратов не прошедших испытания в полном объеме?
10. Почему силовые структуры не привлекают СМИ и пропагандистов иньекций к ответственности за распространение фейков о безопасности иньекций до конца не испытанными препаратами, не подтвержденной (опровергаемой) ведущими мировыми и отечественными профильными независимыми учеными и профильными нобелевскими лауреатами?

Общественное движение "ПОСЛЕ КОВИДА" имени вирусолога Люка Монтанье лауреата Нобелевской премии по медицине 2008 года.
25.07.2021

Вышла в свет четвертая аудиокнига серии книг А.Лапина "Русский крест"

Вышла в свет четвертая аудиокнига серии книг А.Лапина "Русский крест"

«Вихри перемен» – продолжение уже полюбившейся читателям трилогии: «Утерянный рай», «Непуганое поколение», «Благие пожелания», объединенной под общим названием – «Русский крест». В романе прослеживается судьба четырех школьных друзей и их близких, которым выпало быть свидетелями и участниками эпохальных событий, происходивших в нашей стране на стыке двух веков. Впервые мы знакомимся с героями романа в конце 70-х. В книге «Вихри перемен» повзрослевшие, возмужавшие герои вступают вместе со страной в начало 90-х. У каждого из них своя судьба – а вместе – это судьба поколения. В книге есть все атрибуты того времени: путч,  развал СССР, коммерциализация государственных предприятий, эмиграция, тотальный дефицит, зарождающаяся олигархия и бандитские разборки. Это было время, когда вихри перемен коснулись каждого.


Collapse )

Писатель А.Лапин рассказал изданию «АиФ» о том, «как создавали нового человека»

Весь нынешний год проходит под знаком события, однозначных оценок которому так и не дано: 30-летие распада Советского Союза.
О последствиях крушения СССР мы поговорили с писателем, лауреатом премии Правительства РФ в области СМИ, Большой литературной премии России Александром Лапиным.
В поисках нового человека
Людмила Прохорова, «АиФ»: — Александр Алексеевич, дискуссии о том, чего больше принёс развал СССР — пользы или вреда, ведутся не первый год. Что скажете вы? Ведь эта тема звучит и в вашей журналистской работе, и в романах.
Александр Лапин: — Да, действительно, дискуссии идут. Одни сегодня рассматривают распад Советского Союза как трагедию, которая обернулась тяжёлыми потерями для нашего народа. Другие смотрят на случившееся как на освобождение от коммунистического ига. Обе эти точки зрения требуют осмысления в историческом аспекте. Пока не поймём, что произошло в XX в., не сможем идти вперёд как общество и как народ.

Collapse )

Писатель А.Лапин рассказал волгоградцам о своей новой книге

В Волгоградской областной библиотеке имени Горького прошла творческая встреча читателей с российским прозаиком, журналистом и общественным деятелем Александром Лапиным. Он представил волгоградцам свое новое детище – трилогию «Книга живых».
В актовый зал библиотеки стекались и заполняли его люди, несмотря на будний день и дневное время. Для них явно стала событием встреча с автором романов о России. В начале мероприятия поклонники вручили гостю скромный дар волгоградской земли – букетик полевых ромашек.
Александр Лапин – лауреат Международной литературной премии имени Валентина Пикуля и Большой литературной премии России, премии Правительства Российской Федерации в области средств массовой информации, национальной премии «Лучшие книги и издательства»

Collapse )

Писатель А.Лапин в интервью «КП»: «Здесь умеют жить и рассказывать интересные истории

Писатель Александр Лапин рассказал о том, что связывает его с Санкт-Петербургом, и почему он приводит сюда героев своих произведений
Александр Лапин хорошо известен читателям своей шеститомной эпопеей «Русский крест», романами «Святые грешники» и «Крымский мост». А недавно он завершил трилогию «Книга живых», презентацию которой намерен провести в Северной столице.
- Александр Алексеевич, почему именно здесь?
- Санкт-Петербург я люблю. С ним связана и моя личная жизнь, и жизнь моих героев. Первый раз попал сюда в начале девяностых. Тогда у меня завязался роман с одной из ваших землячек. И, ведомый разными чувствами, еще молодой журналист, но уже успешный предприниматель, я поехал в знаменитый город. Как ни странно, давно хотел это сделать, но как-то не было повода. А тут потянуло.
Любви с первого взгляда не получилось
- Наверное, столь романтический настрой повлиял и на восприятие города на Неве?
- Петербург меня, конечно, потряс. Но в плохом смысле. Сразу бросились в глаза бедность и неухоженность. Вспомнилось яркое поэтическое определение: «Великий город с областной судьбой». Тот самый город, который аккумулировал нашу историю, культуру, но в силу обстоятельств оказался на грани выживания. Я увидел знаменитые петербургские дворы, какие-то неприкаянные и обшарпанные. Коммунальные квартиры, в которых люди ютились, как тараканы. Сами жители порой напоминали героев Достоевского. Такие сюрреалистические типажи в глубинке не встретишь, Федор Михалыч мог найти их только здесь. И все это под низким неприветливым небом. В общем, Санкт-Петербург мне тогда не понравился. Предстал серым, грязным, запущенным.

Collapse )

Явление новосоветского: вышла в свет «Книга живых» Александра Лапина

Несколько лет назад воронежский прозаик Александр Лапин начал писать серию прозаических произведений «Русский крест», объединенных общими героями и сюжетными линиями. И советским прошлым: детство – отрочество – юность.
На днях вышел завершающий (по словам самого автора) том цикла: сборник «Книга живых», куда помимо политического триллера «Суперхан» вошли повесть «Роман и Дарья» и притча «Вирусы», густо замешанная на фольклоре камчатских аборигенов.
Что объединяет эти тексты, помимо того что герои их родом из советского детства? Рассказ о том, как живет типичный советский/постсоветский человек, автор облекает в литературную форму, предполагающую некую интригу: чем же дело кончится?
Вот, скажем, завязка к «Вирусам». К Владимиру Озерову, камчатскому охотнику ительмену (коренная камчатская народность), промышляющему приемом туристов, возжелавших эксклюзивного экстрима, приезжает на постой гость. Это наш соотечественник, но прямиком из Италии, которая уже охвачена пандемией (дело происходит примерно год назад). Через несколько дней жена охотника тяжело заболевает. У нее все признаки новой инфекции, надо доставить ее в город в больницу, но проснулся вулкан, вертолеты не летают. И Озеров везет жену за многие километры в госпиталь на собачьей упряжке, преодолевая разнообразные препятствия, чинимые природой и людьми, и ведя диалог с самим собой и миром.

Collapse )
Звенигород

Кому нужна платная дорога в Саввинской Слободе



Пост создан не только на базе конкретного опроса жителей данной территории, но и анализа различных публикаций в соцсетях.

Чуть более года назад, весной 2020 года, на жителей Саввинской Слободы, Звенигорода, Рузы и всех окрестных сел обрушилась напасть в виде строительства платной эстакады в Саввинской Слободе. Проект был принят втихаря, в интересах концессионера ООО «Платные дороги».
Для этой лавочки «святые 90-е» никогда не кончались, ее владельцы привыкли все решать втихаря.
Collapse )

Александр Лапин: Почему есть «Книги мертвых», но нет «Книг живых»?

Александр Лапин в интервью Литературной газете рассказал о своей новой трилогии и о том, чему нас учит история
Недавно вышедшая трилогия «Книга живых» заканчивает хорошо известный читателям роман-эпопею Александра Лапина «Русский крест». В нём он описывает судьбу поколения, родившегося в 1960-е и испытавшего на себе все тяготы распада советской империи.
Сочетание стилей и эпох
– Александр Алексеевич, как три ваши новые произведения: «Роман и Дарья», «Суперхан» и «Вирусы» – сложились в единую «Книгу живых»?
– Действие «Суперхана» начинается с гибели друга главного героя. И, конечно, на подступах к этой теме мне пришлось много читать. Изучать, что происходит с человеком после смерти. Тибетская и египетская «Книги мёртвых», произведения наших отцов церкви о загробном существовании, масса другой литературы – проштудировал целую стопку. Это позволило сравнить, как разные религии толкуют посмертную жизнь души. И в итоге – прийти к собственному представлению. А с другой стороны, задуматься: почему есть книги мёртвых, но нет книг живых? Так родилось название моего нового произведения.
– Эта трилогия, как сама жизнь, сочетает разные стили…
– Да. «Суперхан» – масштабный роман. Он рассказывает, какие государства мы построили на постсоветском пространстве. Рассматривает духовное состояние нашего народа после 70 лет советской власти и 30 лет новой истории. Без него моя эпопея «Русский крест», которую писал десять лет, была бы неполной. Речь в нём идёт о Казахстане, где я долго жил и работал. Но как в зеркале отражается Россия. Это две похожие страны, имевшие большие ресурсы и возможности. Подававшие надежды на построение демократии. Но, как и все бывшие республики, воссоздавшие то состояние, которое было в них до революции.

Collapse )