capricios (capricios) wrote in nashe_nasledie,
capricios
capricios
nashe_nasledie

Categories:

Михаил Матусовский

В нашем городе родился Матусовский. Сколько статей, материалов, публикаций, ему посвященных, увидели свет во всесоюзной и луганской прессе! Только ваш покорный слуга является автором трех очерков о Михаиле Львовиче. Так что, когда редактор обратился ко мне с предложением: «Напиши о Матусовском! Ты же у нас известный матусовед», я огорчилась и обрадовалась одновременно. Обрадовалась, потому что меня поставили в один ряд с пушкиноведами, далеведами... А огорчилась, ибо трудно раскопать или написать что-нибудь новенькое, свеженькое и сенсационное об этом человеке. Все уже писано-переписано... Ну, не заниматься же компиляцией! Однако, стоп, сказала я себе. Попробуй сочинить так, как не сочинял о поэте никто, включая тебя. Поломав денька два голову, я поняла, КАК и ЧТО следует писать о человеке, чьи песни очаровали весь Советский Союз, да и весь мир! Думаете, преувеличиваю? Отнюдь. Недавно киевские студенты сняли любительский фильм о своих путешествиях, показанных, впрочем, в кинотеатрах. Называется он «Стул» или что-то в этом роде. Так вот, в Китае украинцы засняли местных жителей, с удовольствием распевающих ... «Подмосковные вечера» на языке оригинала! Это ли — не популярность?!

МАТУСОВСКИЙ Михаил Львович. Родился 10 (по новому стилю 23) июля 1915 г. в Луганске. Участник второй мировой войны, Награжден орденом Красной Звезды, орденом Трудового Красного Знамени, орденом Отечественной войны 1 степени, медалями. На фронте вступил в КПСС.

В 1977 г. М. Матусовскому присуждена Госпремия СССР за стихи, положенные в основу песен: «Березовый сок», «Мне вспомнились снова», «Песня о гудке», «Шахтерская песня», «Такая короткая долгая жизнь», «В сердце у меня». В годы жизни поэта были выпущены сборники его стихов: «Моя родословная», «Фронт», «Слушая Москву», «Не забывай», «Все, что мне дорого», «Подмосковные вечера», «Тень человека». Посмертное издание его стихов называлось «Горечь». Михаил Матусовский гордился званием «поэт-песенник». Многие стихи и песни он посвятил родному Луганску. М. Матусовский — автор д/ф «Рабиндранат Тагор». Скончался 16 июля 1990 г. Похоронен в Москве.

«Играете ли Вы на балалайке?»

Наверное, лучше всего написал о Матусовском... сам Матусовский в автобиографической повести «Семейный альбом». Помню, когда читала ее впервые, несколько раз плакала, а уж сколько смеялась! Михаил Львович был человеком, обладавшим превосходным чувством юмора, а самое главное, самоиронией. Он высмеивал свои недостатки: полноту, неумение ездить верхом и прочая. Притом, оставаясь человеком скромным и деликатным.

Его друг и собрат по перу поэтесса Маргарита Алигер вспоминала один случай в Италии. С группой советских литераторов они отдыхали в Венеции. И тут М. Матусовский увидел, как американские туристы садятся в гондолу. Он возьми да скажи: «Интересно, какие песни предпочитает слушать буржуазия?» А гондольер запел «Подмосковные вечера». М. Алигер пишет, что Михаил был в полном смятении и сильно смущен Жаль только. что случай этот Алигер приводит в некрологе, написанном на смерть поэта.

Все же разные смешные и забавные истории сопровождали нашего земляка всю жизнь. Но об этом — чуть позже. Сейчас мнение автора по поводу своего детища: «Не скрою, мне было приятно встречаться с «Подмосковными вечерами» и на знойных, не остывающих даже к ночи улицах африканских городов, и в трагической Хиросиме, и в гостеприимных домах наших друзей на Филиппинах».

Кстати, о Филиппинах. Михаил Матусовский с супругой был в числе первых советских туристов, принятых тамошним президентом Ф.Маркосом. Филиппинская пресса уделила максимум внимания поэту. Одна из газет писала: «Нам было приятно убедиться, что русские, как и мы, по утрам чистят зубы». А корреспондентка газеты «Манила Тайме» на полном серьезе спрашивала Евгению Матусовскую, жену поэта: «Играете ли Вы и Ваши дочери на балалайке?»

В столице Филиппин Маниле Матусовским пришлось пережить нешуточную опасность – семибалльное землетрясение, когда отель, в котором они остановились, раскачивало, как былинку. В беседе с поэтом президент Маркос остроумно заметил: «Останьтесь еще посмотреть на наши тайфуны, тогда Вы станете настоящим филиппинцем». Но до этого дело не дошло.

«И дух еврейского борща — Вся родословная моя»

Что предопределило судьбу поэта? Родился в обычном заштатном провинциальном городке, Семья? Семья была известна в городе. Отец – Лев Моисеевич – самый популярный фотограф, уважаемый человек. Держал собственное ателье на главной улице Луганска — Петербургской. От клиентов не было отбоя.

Nota bene: Л. М. Матусовский родился в 1884 г. в Воронежской губернии. Из мещан. Вместе с родителями переехал в Луганск, где увлекся фотоделом. Свой фотосалон открыл в 1912 г. В 1918 – 1920 г.г. Л.Матусовский – фотограф ЧК. С 1920 по 1926 г.г. – фотограф Окружного исполкома. После смерти жены, Эсфирь Михайловны (в девичестве – Брукман), переехал к сыну в Москву. Скончался в 1956 г. в возрасте 72 лет. Похоронен в Москве.

Мать Михаила была домохозяйкой. Хорошо готовила рыбу – «фиш», национальное еврейское блюдо. Была женщиной по-житейски мудрой. Матусовский очень любил родителей, написал много стихотворений, им посвященных. Старший брат Михаила – Матвей (Моисей) стал инженером.

После рождения, как над всяким иудеем, над Михаилом совершил обряд обрезания луганский ребе (запись об этом сохранилась в книге Еврейской общины, что хранится в Госархиве Луганской области).

Замечу, что в последствии еврейская тема мало занимала поэта. Он же был советским гражданином. Как видим, пресловутая 5-я графа в паспорте ему не помешала стать знаменитым. Сам Матусовский, вспоминая о своем ранении на фронте, сказал об этом так:

«И когда горячий вал

Жаром обдавал кюветы,

Никого не волновал

Пятый пункт моей анкеты».

(1990 г.)

По пальцам можно пересчитать стихи М. Мату совского о евреях. Назову по памяти несколько (если не подведет эрудиция): «Погром», «Еврейское кладбище в Луганске», «Моя родословная».

«Кирпичный дом и дым жилья,

И запах мокрого белья,

И дух еврейского борща —

Вся родословная моя».

Хотя несколько сильнее фокусируется Михаил Львович на, как это говорится теперь, ХОЛОКОСТЕ. В «Семейном альбоме» он много и часто вспоминает родственников и знакомых, расстрелянных немцами в период оккупации Ворошиловграда (дядя Соломон, соседка Анна Моисеевна). Подробно описывает свою экскурсию в концлагерь ЗАКСЕНХАУЗЕН. Много пишет о крематории (попасть туда на языке обитателей лагеря с юмором называлось «вылететь в трубу»). Все это он подытожил фразой: «Иногда ночью, когда не помогает ни димедрол, ни родедорм, а до рассвета еще далеко, мне кажется, что я слышу чужой, резкий голос, имеющий почему-то власть надо мною. Он называет мою фамилию, и я должен подняться и занять место в последнем ряду ожидающей меня колонны. Впрочем, рассказать об этом невозможно. Это надо почувствовать самому». Что ж, у каждого свои, личные ночные кошмары. Однако мы отвлеклись. Мне представляется, что вообще детство у Михаила было счастливым. В семье — не роскошь, но достаток, любящие родители, друзья, учеба, прогулки по родному городу, и конечно, стихи. Их он начал сочинять еще в детстве. А первое его стихотворение было опубликовано в 1927 г. в «Луганской правде». Автору тогда едва исполнилось 12 лет.

Примерно в то же время Миша начал посещать юношеское объединение при писательской организации «Забой», куда хаживали его друзья – поэты: Юрий Черкасский, Микола Упеник, Лев Галкин...

Первым доброжелательным критиком стихов была его учительница Мария Семеновна Тодорова. В школе №13, где учился Миша, она преподавала русский язык и литературу. Матусовский позже вспоминал, что «круглолицая, да и вся какая-то кругленькая, легкая, она вкатывалась в класс, как колобок. Портфель у Марии Семеновны тоже был крепкий, черной кожи, набитый нашими диктантами». Именно М.С.Тодоровой поэт впоследствии посвятит песню о школе, о первой, любимой учительнице «Школьный вальс».

Миша любил Луганск. В «Семейном альбоме» зрелый уже человек и поэт напишет много добрых, теплых слов о городе и своих земляках. Вспоминал он и довоенный, так переменившийся теперь Луганск: «Наискосок от школы, как раз на углу Полтавского переулка, в бывшем доме Стефановича помещался краеведческий музей. А перед входом в него была установлена каменная скифская баба». (Дом этот разрушен во время войны — Авт).

«Всем гусям гусь!»

После школы Миша окончил строительный техникум. И хотя вначале он стремился туда попасть, потом оказалось, что «учиться в техникуме скучно Некоторое разнообразие вносит только пожарная команда, расположенная тут же. во дворе» Все дело в том, что в начале 1930-х годов строительный техникум находился в здании бывшей городской думы. А пожарная часть базировалась там еще с конца XIX века. Ныне в этом здании располагается Музей истории и культуры г.Луганска).

Матусовский участвовал в строительстве медпункта на территории завода ОР. Кажется, это строение дожило до наших дней. Но Михаил чувствовал: стройка – это не для него. Для него — стихи Если воспользоваться для случая поговоркой, позаимствованной у одной из героинь Шолом Алейхема: «Перемена места — перемена счастья», то у Матусовского как раз так и получилось. Он уехал в Москву. В 1935 г. поступил в Литинститут им. Горького на филологический факультет. Институт подарил ему новых друзей. прежде всего К.Симонова. Вместе они даже посетили Луганск на летних каникулах в 1937 г. Результатом посещения стала книжка «Луганчане», написанная в соавторстве и изданная в Москве в 1939 г. Матусовский прибыл в столицу, по его собственному признанию, с полным чемоданом стихов. Что ж, как поется в одной известной песне (правда, не на стихи нашего земляка): «Любовь Москвы не быстрая, но верная и чистая». Так столица необъятной империи приняла в свои объятия юношу из провинции.

Во время учебы в институте с Михаилом вновь происходят разные забавные истории. Например, такой курьез...

«Однажды в середине зимы я перестал вдруг являться на лекции, день, другой, целую неделю. Друзья забеспокоились: не может быть, чтобы я просто так без серьезных причин манкировал своими обязанностями. Значит, я тяжко захворал». А.Раскин, друг и однокашник поэта, приехал к нему на съемную квартиру в Мытищи электричкой. Он нашел Матусовского радостным и… поедающим гуся. «Это был Гусь с большой буквы. Огромный, покрытый золотой хрустящей корочкой. Бросить такого гуся и ехать слушать лекции было выше моих сил. Я не ел гуся, я работал над ним. Щеки мои, подбородок, уши лоснились от гусиного жира».

Гуся Михаилу прислали из дому, а холодильники тогда еще не вошли в быт советских студентов, и зимой продукты, чтобы не испортились, вешали за окно, т.к. балконы были не у всех.

Начало войны помешало Матусовскому защитить кандидатскую. Тогда, в качестве исключения, защиту провели без диссертанта. Как и другие поэты и писатели, Матусовский уходит на фронт в качестве фронтового корреспондента. Летом 1941 г. он был ранен, но снова вернулся в строй. Фронтовые дороги вели его через Польшу в Германию. Однажды на боевые позиции к нему приехала жена Евгения Акимовна.

Nota bene: Что лично меня удивило в книге «Семейный альбом»? М. Матусовский уделил своей красавице-супруге лишь несколько строк! И это при том, что своей первой любви-девочке Аде из Луганска он не пожалел несколько страниц текста! Тем не менее Евгении он посвятил немало стихов. В чем же дело? Поэт был женат единожды, и надо полагать, счастливо. Думаю, в этом тоже сказалась скромность Михаила Львовича. Не хотел выносить на публику свои чувства. Так что тайну встречи и знакомства с Евгенией он «оставил за кулисами».

После войны наступил звездный час для Матусовского. Если до нее Михаил Львович не выбивался из общего ряда столич­ных поэтов, то теперь ситуация меняется. Славил Сталина в стихах? Что ж, было. А кто тогда не славил? Все славили. (Ну-ну, не все, возразит читатель, и будет прав. Только у тех, других, и дорога была другая, не усыпанная розами, а. крестная). В сборниках стихов Матусовского, изданных в 1930-1940-е годы , много строф о вожде, Так сказать, дань эпохе. В годы перестройки их стыдливо не переиздают. А тогда, как и для всех, Сталин для Матусовского – великан духа, великий, могучий правитель:

«... Пусть звучит

первомайская слава

Человеку в московском Кремле,

Кем сильна

и бессмертна держава,

Кто весну возродил на зелпе».

(«Весна мастеров». 1947 г.)

Времена меняются. Люди — нет. Кое-кто из современных луганских поэтов/поэтесс может похвалиться своими стихами в честь «вождей» уже нашего часа, благодаря которым тоже «солнце встает». Достаточно вспомнить опубликованную в 2005-м в «Ракурсе» оду Ефремову сочинения Татьяны Дейнегиной.

«Я песне отдал все сполна...»

«...В ней жизнь моя, моя забота.

Ведь людям песня

так нужна

Как птицам крылья

для полета».

Так в одном из стихотворений поэт-песенник М.Матусовский очертил значение песни лично для него и для своих читателей и слушателей. Михаил Львович плодотворно сотрудничал с разными композиторами: В. Баснером, В. Шаинским, А. Пахмутовой, Т.Хренниковым... Много

песен написал для кино. Это – настоящие шлягеры: «Старый клен», «На безымянной высоте», романс «Белой акации гроздья душистые», «С чего начинается Родина?» — всех не перечесть! Матусовский — автор текстов более чем к двумстам песням! Для детей он написал «Крейсер «Аврора» и «Вместе весело шагать».

Как же рождается песня? «Я не вправе говорить от всех поэтов, работающих в песенном жанре, но лично я предпочитаю способ в соответствии с древним изречением: «вначале было слово». Несколько раз я соглашался писать стихи на готовую музыку. Как правило, из этого ничего хорошего не получалось».

Какие же качества ценил Матусовский в песне? «Песня требует хрестоматийной простоты, соразмерности всех частей, органичности перехода запева в припев, полной естественности и непосредственности. В песне предпочтительнее даже некоторая наивность, нежели вычурная надуманность и тяжеловесность».

О судьбе песни мэтр рассуждает так: «Вообще пути песни загадочны и неисповедимы. Я бы мог назвать десятки песен, которые писал с полной отдачей сил, а их почему-то не поют». Поначалу так было и с песней «Вологда», написанной М.Матусовским и Б. Мокроусовым для спектакля Малого театра «Белые облака ». И только когда текст изменит В.Мулявин и исполнили «Песняры», она стала хитом.

Матусовский не забывает родной город. В 1975 г. он приезжает на встречу с одноклассниками: «Я снова шел привычной дорогой в школу, мимо ж/д переезда, где давным-давно бабы торговали баранками с маком и самодельными разноцветными конфетами». Каждый приезд мэтра освещает газета «Луганская правда». Так было и в 1946 г., так было и в 1987 г., когда Матусовский прибыл на празднование Дня Победы. Тогда ему сообщили радостную новость о присвоении звания «Почетный гражданин г. Ворошиловграда». Вот незаезженные нашими знатоками творчества поэта Матусовского строки о природе родного края: «Спят звезды на покатом небосводе, обозы спят, спят суслики в степи...». Или: «Давно укрыли зверобой и мята становищ тех остывшую золу./ Здесь воин князя Игоря когда-то в траву случайно выронил стрелу». А вот шутливый поэтический портрет дореволюционного хозяина паровозостроительного завода Г.Гартмана:

«Я помню Гартмана-отца

В полупальто коротком.

Квадрат багрового лица

С филейным подбородком».

А вот как иллюстрирует в одном из стихотворений М.Матусовский работу своего отца-фотографа:

«Отец снимал худых девиц,

В интимной позе

светских львиц,

И много плоских, как стена,

И улыбающихся лиц».

Удачными получились стихотворения М.Матусовского: «Украинский календарь», «В музее Даля в Луганске», «Опять я был на родине в Донбассе...»

Последние годы жизни М.Матусовский провел на даче в Подмосковье. Сейчас в Москве живут его внуки. Осталось и главное наследие – песни, которые на фоне современных уродливых кричалок-пищалок-однодневок выглядят прекрасными «жар-птицами» среди стаи бесцветных кур.

Маркевич А. Михаил Матусовский / А. Маркевич // Время Луганска. – 2007. - №7. – С. 18-19
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments